Его Величество Смысл или несколько слов диалектике деятельности

Коль «задолбал» тот смысл,
Выродыш мотива
Потребность возбудилась,
Толкая к негативу.
И цель вдруг обманула,
Разнясь с результатом!
Какие нахрен действия?
Конечно же – всех МАТОМ!

Аника Юл

«Судьба мотива в рождаемом им Смысле!»
«Цель – повивальная бабка этих родов!»
«Эмоция – крик вновь рожденного!»

Аника Юл

Исходя из теории деятельности А.Н. Леонтьева, действие можно определить различными способами. Во-первых, действие есть центральный элемент в логической структуре деятельности, предложенной А.Н. Леонтьевым. Действие это в первую очередь процесс, подчиненный идеальному образу достигаемого результата, т.е. цели. Теперь следует ответить на вопрос: откуда берутся цели. Иначе говоря, что заставляет человека ставить перед собой цели и действовать ради их достижения?

В теории деятельности ответ на этот вопрос связан с категориями «потребности» (П) и «мотива» (М).

Говоря о потребности вообще, в особенности говоря об органических потребностях, обычно имеют в виду «состояния объективной нужды организма в чем-то, что лежит вне его и составляет необходимое условие его нормального функционирования». Потребность представляет собой такую сущностную силу любого живого организма, которая обеспечивает его связь с окружающей (социальной и природной) средой для самосохранения и развития. Именно потребность является источником всех форм активности живых организмов. Поэтому потребности служат одновременно и объяснительным принципом целенаправленной деятельности человека. В этой связи до сих пор не потерял своей актуальности (и не потеряет никогда) тезис о том, что «никто не может сделать что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради какой-нибудь из своих потребностей и ради органа этой потребности»8.

Каким же образом связаны между собой потребность и деятельность? Отвечая на этот вопрос, нужно сказать, что потребность представляет необходимую nредnосылку всякой деятельности. Однако потребность сама по себе, так сказать, абстрактная потребность, не может придать деятельности конкретную направленность. Согласно теории деятельности, «то, что является единственным побудителем направленной деятельности, есть не сама по себе потребность, а предмет, отвечающей данной потребности».

Развивая эту мысль, Ю. Б. Гиппенрейтер подчеркивает, что потребность проходит в своемдинамическом развитии два этапа. На первом из них потребность выступает лишь в качестве некоего неопределенного побудителя, заставляющего субъекта испытывать состояние диффузного напряжения, в результате чего субъект проявляет поисковую активность, начинает перебирать самый широкий спектр предметов. В определенный момент этого «драйва» диффузной поисковой ненаправленной активности) наступает встреча потребности с тем предметом, который может ее удовлетворить. В этот момент (момент опредмечивания потребности) начинается второй этап в ее развитии. С этого времени потребность получает свою конкретизацию, т. е. происходит рождение мотива. Поэтому в теории деятельности мотив определяется как предмет потребности или как опредмеченная потребность. При этом процессу опредмечивания потребности, т. е. трансформации ее в мотив, свойственны две особенности, а именно:

1) изначально (потенциально) потребность может удовлетворить довольно широкий ряд предметов;

2) потребность очень быстро фиксируется на первом же удовлетворившем ее предмете.

Итак, мотив (опредмеченная потребность) есть то, ради чего (зачем) субъект совершает действие. Как правило, имеется целое «семейство» или «дерево» действий, которые направлены на реализацию определенного мотива, или, говоря иначе, группируются возле одного главного предмета. Так вот, именно «эта совокупность действий, которые вызываются одним мотивом, и называется деятельностью, а конкретнее, особенной деятельностью или особенным видом деятельности» (Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. М., 2002. С. 119.).

Так, если ученик старших классов провожает по дороге в школу и обратно свою одноклассницу, выполняет за нее домашние задания, защищает ее от местных хулиганов и в тайне от всех посвящает ей стихи, то, само собой разумеется, что все эти действия являются компонентами деятельности, которую условно можно было бы назвать «инфантильно- любовной». Или, например, если подросток все свое свободное время посвящает изучению физики, математики, аэродинамики, а также истории авиации, конструированию авиамоделей, посещению авиамузеев и авиашоу, то совершенно очевидно, что все эти действия, группируясь вокруг единого предмета, составляют другой вид деятельности, имеющей уже познавательную направленность.

В общественном бытие человека можно выделить много особенных видов деятельности. Например, традиционно говорят об учебной деятельности, профессиональной (трудовой) деятельности, игровой деятельности или даже о преступной деятельности.

Далее, в теории деятельности отмечается, что за одними и теми же действиями могут стоять разные мотивы. Так, например, кража денег может быть совершена из сугубо корыстных побуждений (для удовлетворения потребности в наслаждениях, наркотиках, из-за стремления к роскоши и комфорту). Та же самая кража может быть совершена из мести. Бывает и так, хотя это и является скорее исключением из правил, что кража мотивирована квазиальтруистическим мотивом, скажем, желанием собрать деньги на дорогостоящую операцию для бедного, но очень достойного человека. Вообще, говоря о деятельности определенного человека, следует помнить о том, что она, как правило, является полuмотивированной. Любому хорошо известно, что успешная трудовая деятельность обычного среднестатистического человека практически никогда не направляется одним лишь мотивом «достижения хорошего результата». Человек стремится при этом удовлетворить и другие мотивы, например, достичь известности или славы (мотив социального признания) или руководствуется также и материальными соображениями и т. д. Однако из всей совокупности мотивов той или иной деятельности почти всегда можно вычленить главный, определяющий мотив. Такой системообразующий мотив получил название ведущею мотива. Остальные второстепенные побудители конкретной деятельности получили наименование мотивов-стимулов. Эти мотивы не инициируют данную деятельность сами по себе, а всего лишь дополнительно стимулируют выполнение действий в рамках этой деятельности.

Если цели действий осознаются всегда, то мотивы можно разделить на осознаваемые и неосознаваемые. Класс неосознаваемых мотивов является более широким. Яркий художественный пример того, как истинные мотивы могут жестко вести деятельность человека в определенном направлении и в то же время лежать вне сферы его сознания, имеется в хорошо всем известном фильме А. Тарковского «Сталкер». В одном из эпизодов фильма присутствует рассказ о том, как один из «специалистов» по загадочной аномальной зоне, с риском для жизни, раз за разом проникает в самый ее центр, в заветную комнату, которая может выполнить любое желание человека. Дело в том, что этот «специалист» когда-то оказался повинен в смерти своего брата на территории аномальной зоны. И вот, оказавшись в заветной комнате, он всегда просит зону вернуть ему брата, воскресить его. В ответ зона честно выполняет его желание, и каждый раз дает ему… золото.

И так подведем итог и несколько систематизируем изложенный теоретический материал и приведенные примеры.

1. Потребности – форма связи живых организмов с внешним миром, источник их активности.

Потребности проявляются в поведении человека, влияя на выбор мотивов, которые определяют направленность поведения (действий) в каждой конкретной ситуации.

Потребности проявляются в поведении человека, влияя на выбор мотивов, которые определяют направленность поведения (действий) в каждой конкретной ситуации

Потребности представляют собой динамическую иерархию, ведущее положение в которой занимает то одна, то другая потребность, в зависимости от реализации одних и актуализации потребностей.

Вопрос о природе человеческих потребностей остается открытым, равно как и вопрос о мотивации. Абрахам Маслоу разработал теорию мотивации, в основу которой он поставил иерархию потребностей (в последствии трансформированную в пирамиду потребностей). По его мнению, пока не удовлетворены потребности низшего уровня, вышестоящие потребности для человека не актуальны. Хотя некоторые психологи придерживаются (в т.ч. и авторы этой публикации) того мнения, что потребности низшего уровня дают некоторую санкцию (карт- бланш) на актуализацию потребностей высшего порядка. При этом после удовлетворении актуальной потребности, потребности нижнего порядка так же получат свое разрешение.

Пирамида потребностей

Физиологические потребности– то, что необходимо для поддержания жизни (воздух, вода, пища, сон, секс).
Потребность в безопасности может выражаться в наличии крова, одежды, личной безопасности и защиты в целом.
Социальные потребности– человеку необходимо общество себе подобных. Ему необходимо общаться, быть частью коллектива, разделять с другими радости и заботы.
Потребность в признании -это желание удовлетворенности собственным положением.
Самая высшая потребность- потребность в самоактуализации. Человек стремиться к максимуму раскрытия своих возможностей, реализации своих талантов, своего творческого потенциала.

Пожалуй, одним из важнейших положений (с точки зрения дальнейшего обоснования процессов и явлений, сопряженных с деятельностью полиграфолога) является положение о том, что потребности имеют свою психическую представленность. Потребности отражены психически в форме эмоционально окрашенных желаний, влечений, стремлений. Нереализованная потребность это в первую очередь фрустрация (Ф). Фрустрацию можно соотнести как, негативное эмоциональное состояние, сопровождающееся переживаниями тревоги, раздражения, разочарования и пр. В соответствии с вышеизложенным, наша схема приобретает следующий вид:

Нереализованная потребность это в первую очередь фрустрация (Ф)

2. Мотив это материальный или идеальный предмет, который побуждает и направляет деятельность и ради которого она осуществляется. С другой стороны мотив это то, что обуславливает смену фрустрации на аффективное закрепление (А) предмета. Опредмечивание потребности всегда связано с некоторым положительным эмоциональным подкреплением. Отсюда вытекает следующее определение мотива. Мотив – это аффективно закрепленный предмет потребности, который направляет активность человека.

Систематизируем сказанное в табличном варианте:

До опредмечивания потребности После появления мотива
1. Общая ненаправленная хаотическая активность (сноска) Направленность. Деятельность строго детерминирована мотивом (целью)
2. Широкий спектр возможностей, благ способных удовлетворить нужду. Резкое сужение благ. Потребность получает свой предмет.
3. Наличие фрустрации. Положительное аффективное закрепление предмета потребности.

(Сноска): Ненаправленная активность может быть проиллюстрирована поиском подростка «подходящей» для него компании. За некоторый промежуток времени он может поучаствовать в распитии спиртного в «нехорошей компании», пойти на стадион и стать «фэном» одного из футбольных клубов, поехать в отдаленный район с группой патриотически настроенных школьников и пр.)

Продолжим наполнение нашей схемы:

Мотив это то, что обуславливает смену фрустрации на аффективное закрепление (А) предмета

3. Но мотив это не только то, что является генератором действий, их побуждающей силой, но и то, что является образующей смысла. Это другая сторона мотива, другая функция.

«И эта функция заключается в том, что цели, на которые направляются действия, соответственно, содержание этих действий, приобретают то или другое значение для самого субъекта, для самого человека, в зависимости от того, каков мотив той деятельности, в которую отдельное действие, их цепочки, их сложные иерархии, операции, с помощью которых они выполняются, входят» (А.Н. Леонтьев. Лекции по общей психологии). Эту особую функцию А.Н. Леонтьев предложил назвать функцией смыслообразования. Мотив, выполняя свою вторую функцию, сообщает определенный личностный смысл целям, структурным единицам деятельности (действиям), а так же обстоятельствам способствующим или препятствующим реализации мотива.

Смыслообразование можно пояснить на следующем замечательном примере А.Н.

Леоньева. Загонщик, участвуя в первобытной коллективной охоте, скрывается в засаде. Мотивом его деятельности служит получение некого пищевого объекта. Целью же его действий является отпугивание добычи. Мотив деятельности и цель деятельности кардинально противоположны. Если мотив и цель не совпадают, то загонщик должен понимать смысл своих действий. Отсюда смысл – это осознание (понимание) отношения мотива к цели. Действие – это процесс мотив и цель, которого, не совпадают.

Смысл создается в результате отражения субъектом, существующих между ним и тем, на что его действия направлены как на свой непосредственный результат (цель). Именно отношение мотива к цели порождает личностный смысл, причем смыслообразующая функция принадлежит мотиву. Возникая в деятельности, смыслы становятся единицами человеческого сознания.

Из всего сказанного формируется центральный элемент нашей схематической модели:

Смысл создается в результате отражения субъектом, существующих между ним и тем, на что его действия направлены как на свой непосредственный результат (цель)

4. Абсолютное большинство мотивов не осознается. Работа по осознанию собственных мотивов поведения является, по сути дела, самостоятельным видом деятельности и требует от человека зрелости, житейского опыта и высокого интеллектуального уровня. Цель и действие осознаны всегда.

5. В сложной иерархии действующих мотивов всегда присутствует главный, ведущий мотив. Он и есть смыслобразующий мотив, мотив образующий личностный смысл (С), остальные, сопутствующие ему – лишь побудительные стимулы.

Смыслобразующий мотив, мотив образующий личностный смысл (С)

Психологический практикум.

1. Может ли человек осуществлять несколько действий одновременно?
2. Может ли цель стать мотивом?
3. Требуется ли для решения сложных задач сильная мотивация?

Вернемся к дальнейшему наполнению нашей схемы. На данном этапе изложения материала она имеет незавершенный вид, вид незамкнутого контура. Для ее логического завершения нам предстоит ответить на вопрос, каким образом смыслы (читай мотивы) как единицы нашего сознания представлены в нем, каким образом они находят свое отражение.

Неосознаваемые мотивы деятельности (впрочем, как и осознаваемые мотивы) имеют свое представление специфической форме, а именно в качестве эмоций.

Эмоции (от лат. еmоvео – потрясаю, волную) определяют как «психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания отношения конкретных явлений и ситуаций к потребностям»16. В этом определении подчеркивается тот факт, что эмоции могут возникать только в связи с такими событиями, явлениями и предметами окружающей действительности, которые могут удовлетворить актуализированную потребность, т. е. связаны с мотивами деятельности. Если по поводу чего-либо у человека возникают эмоции, то из этого следует, что оно (что-либо) связано с каким-либо мотивом деятельности (шире – поведения).

В теории деятельности эмоции в узком смысле этого слова определяют как отношение результата деятельности к ее мотиву. Так, говоря абстрактно, радость возникает у человека, когда мотив его деятельности реализован, страх возникает, когда под угрозой находится мотив самосохранения, раздражение возникает в том случае, если на пути к реализации мотива человек сталкивается с каким-либо непредвиденным препятствием и т. д.

Таким образом, эмоции являются очень важным информативным признаком, говорящим об истинных мотивах поведения конкретного человека.

Взгляд на эмоции со стороны деятельностного подхода дополняется информационной теорией П. В. Симонова (1964), в которой эмоции рассматриваются как форма отражения в сознании человека актуальной потребности (мотива) и вероятности ее удовлетворения в данных, конкретных обстоятельствах. В том случае, если вероятность удовлетворения актуализированной потребности (вероятность реализации мотива деятельности) является низкой, то это приводит к возникновению отрицательных эмоций. Если же вероятность успеха (эффективности деятельности) по сравнению с имевшимся прогнозом увеличивается, то это рождает эмоции положительной валентности.

В жизни человека эмоции выполняют пять основных функций:

1. Отражательно-оценочная функция. П. В. Симонов и П. М. Ершов пишут по этому поводу следующее: «…соотнося события внешнего мира с потребностями организма, эмоции оценивают значение этих событий для субъекта, ибо значимо только то, что может либо способствовать, либо препятствовать удовлетворению потребностей. Эмоции оказываются универсальной мерой значимости, своеобразной “валютой мозга”. Роль эмоций отнюдь не сводится к простому сигнализированию полезного или вредного. Эмоции дают возможность выяснить, что и в какой мере представляется наиболее важным для субъекта, требует первоочередного удовлетворения».

2. Регуляторная функция. Как правило, человек действует в системе координат «потребность – возможность удовлетворения потребность» по принципу снижения выраженности отрицательных эмоций и увеличения интенсивности положительных эмоций. В сознании человека окружающий его мир (ситуации, события, предметы, люди и т. д.) проецируются на указанную систему координат. При этом различные потребности (или уже опредмеченные потребности, т. е. мотивы) конкурируют между собой. Так вот эта конкуренция происходит именно на уровне эмоций, сопровождающих конкурирующие мотивы в данной конкретной ситуации: какой мотив вызывает более сильные эмоцию (разумеется, с учетом ее знака или валентности, а так же вероятности достижения эффективного результата деятельности), такой мотив и трансформируется в действие.

3. Мобилизующая функция. Эта функция проявляется физиологически. Например, в ситуации «борьбы или бегства», когда эмоции вызывают (через регуляторные механизмы ЦНС) выброс в кровь адреналина из коры надпочечников, что повышает сопротивляемость и конкурентоспособность организма.

4. Следообразующая функция. Проявляется в образовании устойчивых положительных и отрицательных ассоциативных (условнорефлекторных) связей между эмоцией и ситуацией (предметом, человеком и т. д.). Эти ассоциации позволяют в будущем предвосхищать возможное развитие событий на базе прошлого эмоционального опыта и строить на этой основе адекватное поведение. Положительные эмоции закрепляют определенные способы поведения, а отрицательные эмоции тормозят их. По меткому замечанию В. В. Нурковой И Н. Б. Березанской, «все ситуации, сколько-нибудь схожие с теми, что уже были пережиты, приобретают определенный эмоциональный маркер»;

5. Коммуникативная функция. Коротко говоря, эта функция эмоций основана на том, что в повседневной жизни (за исключением, разумеется, некоторых специфических ситуаций) эмоции сопровождаются внешними выразительными (экспрессивными) коррелятами, что позволяет человеку ориентироваться в состояниях, отношениях и намерениях его партнеров по общению.

Таким образом, эмоциональные проявления, аффекивные подкрепления сопровождают нашу деятельность, поступки, сообщают нам насколько важно то, с чем мы соприкасаемся в данный момент. Именно эти эмоциональные метки сигнализируют нам о значимости (значимости лично для конкретного индивида) наших целей, действий, определяют соответствует ли полученный результат актуальному мотиву. Именно эмоции замыкают контур (формируют обратную связь) в выстроенной нами схеме деятельности.

Эмоциональные метки сигнализируют нам о значимости (значимости лично для конкретного индивида) наших целей, действий, определяют соответствует ли полученный результат актуальному мотиву

Другой очень важной формой, в которой мотивы деятельности проявляются в сознании человека, является личностный смысл.

Мы приведем здесь очень емкое и точное определение категории «личностный смысл», данное Ю. Б. Гиппенрейтер: личностный смысл – это «переживание повышенной субъективной значимости предмета, действия или события, оказавшихся в поле действия ведущего моmива».

Феномен личностного смысла явственно обнаруживается в те моменты, когда какой-либо нейтральный объект (предмет, действие, человек) с некоторого момента начинает отражаться в человеческом сознании как субъективно важный.

Например, ничего не значившее ранее для человека число 456, приобретает в ситуации проверки на полиграфе в его сознании личностный смысл в том случае, если он, воспользовавшись случайно услышанным кодом доступа (456) в закрытое для него помещение, проник в это помещение, похитил важную документацию и при этом прекрасно осознает те неблагоприятные для него последствия, которые будут иметь место в случае разоблачения.

В теории деятельности подчеркивается, что личностный смысл связан именно с ведущим в данный момент мотивом. При этом, чем ведущий мотив сильнее, интенсивнее, чем большей побудительной силой он обладает, тем более широкий спектр объектов, имеющих отношение к данному мотиву, обретает в его сознании личностный смысл. В некоторых отношениях понятие «личностного смысла сходно с трактовкой А. Г. Асмолова понятия «смысловая установка» (об этом несколько позже). Личностный смысл также выступает в двух ипостасях, а именно в плане поведения (которое в ситуации полиграфной проверки трактуется как развитие физиологических реакций) и в плане сознания субъекта.

Обобщая весь изложенный в данном разделе материал необходимо сделать ряд заключений:

1. Первое, что особенно важно с точки зрения понимания сущности полиграфных проверок, механизмов реализации генерального принципа, это взаимосвязь аффективно-эмоциональных проявлений с физиологическими изменениями. В ситуации полиграфной проверки это трактуется как изменение динамики регистрируемых физиологических процессов в ответ на предъявление стимулов.

2. Сами эти эмоциональные проявления опосредованы мотивами, с их смыслообразующей и побуждающей функциями. Иными словами в условиях специально организованной полиграфной проверки более выраженные физиологческие реакции (читай более интенсивные эмоциональные процессы) будет вызывать тот стимул, чье смысловое наполнение (для данного конкретного субъекта) в большей степени будет сопряжено с ведущим мотивом (определено ведущим мотивом). Чаще всего специалисты полиграфологи трактуют это как значимость или не значимость того или иного стимула.

3. Возникая в деятельности, смыслы становятся единицами человеческого сознания, его образующими. В рамках сознания, смыслы вступают в отношения с его образующими, в частности со значениями, выражаясь через последние.