Заметка четвертая (“Заметки старослужащего”)

Однако, возвращаясь мыслями к тому времени, вспоминается все лучшее. Круг удивительных людей, с которыми пришлось прожить многие годы напряженной работы. Уникальные образцы разнообразной техники, явившиеся плодом самых смелых фантазий, что для каждого из нас было наградой за бескомпромиссный и напряженнейший труд. Конечно же мучает ностальгия по тем временам. Тогда ты был молод, полон сил, обуреваем огромным количеством идей, реализация которых могла наполнить содержанием всю твою жизнь.

Трудно сказать, сколько времени было затрачено на изучение достижений тех лет, научной литературы в прикладных для нашей профессии областях знаний. И тем не менее, не совру если скажу,- половина жизни. Да и знания, в тот период, приобретались с трудом. Не было столь развитой системы коммуникаций, интернета, той мощной техники распространения и тиражирования информации. Все переписывалось из литературных источников в тетради, осмысливалось, систематизировалось, искались доказательства возникших идей и правильности выбранных решений.

Естественно, практически постоянным местом обитания в этой ситуации была библиотека им. Ленина. И что удивительно, народ читал! Обычным явлением, для этого обиталища науки, были огромные очереди читателей, которые особенно к концу года, когда следовало подводить итоги, выходили за пределы вестибюля библиотеки на улицу. Люди мерзли, но стояли. Казалось, попасть в библиотеку было невозможно. Выстаивали двух, трехчасовые очереди, чтобы попасть в библиотеку. Получив талон, дающий право на проход в библиотеку и заказ литературы, счастливчик бросался в читальный зал занять рабочее место. Чуть опоздал и ты уже вне игры. Ищешь местечко, где можно было хотя бы положить стопку заказанной литературы, уже не претендуя на место за рабочим столом. Писали на коленке, сидя на ступеньках лестницы. Все это было. Теперь залы библиотеки пустуют. Побывав последнее время в библиотеке, из соображений чистого любопытства, был поражен пустующими огромными читальными залами. И только два, три человека усердно долбили клавиатуру компьютеров в предбаннике читального зала, с какими то «глубоко зарытыми» целями.

Особым местом в библиотеке была курилка. Здесь за время перекура можно было услышать и воспринять такой объем информации, который давал работу сознанию на несколько дней. Здесь обсуждали проблемы и спорили колоритные завсегдатаи библиотеки, референты, ученые со стажем, молодые, но уже авторитетные специалисты. К обеду, сформировавшиеся группы по интересам, подтягивались в столовую, где продолжались обсуждения в длинной, не менее утомительной, чем при входе в библиотеку очереди. Радовало лишь то, что здесь было тепло и голодные до науки читатели могли предвкусить предстоящий процесс насыщения желудка.

Надо сказать и здесь проявлялась незаурядность и уникальность отдельных личностей. Никогда не забуду как один читатель голодный не только до науки поглощал черный хлеб. Поставив на стол тарелку борща, отправился за хлебом и, о ужас, принес нарезанную буханку черного хлеба. Надо было видеть, с каким аппетитом он ел этот хлеб. Казалось, борщ ему нужен только чтобы хлеб не застрял в горле. Ложка борща и два сложенных вместе куска хлеба мгновенно исчезали во рту. С последней ложкой исчезла вся буханка. Ну, думаю, наелся. Второе он будет есть без хлеба. Ни тут то было. Ко второму он принес еще одну, точно так же аккуратно нарезанную буханку. Процесс поглощения хлеба ни чем не отличался от предыдущего. Этот факт невольно наводит на мысль, что интеллектуальная деятельность не менее затратна, в смысле энегретики организма, чем физическая.

Продолжение следует.