Актуальные проблемы выявления экстремистских преступлений на современном этапе

Эффективность работы сотрудников правоохранительных органов осуществляющих противодействие тому или иному антиобщественному или противоправному явлению во многом зависит от их способности своевременно и четко выявить в окружающей действительности признаки такого явления.

Практика применения противоэкстремистского законодательства выявила две противоречивые тенденции в его реализации. С одной стороны, местные власти часто склонны считать экстремистскими любые формы оппозиционного/протестного движения (в т.ч. заведомо ненасильственные). С другой стороны, правоохранительные службы не всегда оказываются достаточно компетентными, для выявления в противоправном деянии квалифицирующих признаков экстремистской деятельности.

Указанное положение дел можно проиллюстрировать следующим примером: в августе 2009 Москве задержан несовершеннолетний экстремист правого толка, который, по данным МВД России, готовил серию масштабных терактов. В сообщении говорится, что оперативники поймали нациста в последний момент: он уже направлялся к месту совершения преступления, и через несколько часов должны были прогреметь взрывы.

Самодельные бомбы юноша планировал заложить у памятника героям Великой Отечественной войны в парке «Кузьминки», а также в местах большого скопления горожан. Следствие установило причастность задержанного, который является учащимся 2-го курса одного из техникумов города, к другим, уже осуществленным терактам в столице, в результате которых многие жители Москвы были ранены. В частности, речь идет о взрывах, прогремевших 14 апреля и 2 мая 2009 года.

Решением суда юноша взят под арест. Отметим, что среди предъявленных ему обвинений теракт не значится. Уголовное дело расследуется по ч. 2 ст.213 («Хулиганство»), ч.1 ст.222 («Незаконные приобретение, хранение или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») и ч.1, 2 ст.223 («Незаконное изготовление оружия») Уголовного кодекса РФ.

Нередки случаи, когда экстремистский мотив убийства или другого особо тяжкого преступления устанавливается только после задержания виновного и тщательного расследования всех обстоятельств совершения преступления. В этом и кроется главная опасность экстремистских проявлений. Иногда обычная бытовая драка в кафе или на дискотеке может привести к непредсказуемым последствиям, вплоть до массовых беспорядков на межэтнической или межконфессиональной почве. Достаточно вспомнить, например, события в Кондопоге, Сальске, Калмыкии.

Таким образом, в современной ситуации определенную трудность в выявлении, преступлений экстремистского характера вызывает то обстоятельство, что субъективная сторона данного преступления характеризуется не только виной в виде прямого умысла, но и дополнительными признаками – специальными мотивами, уяснение которых является предметом доказывания при расследовании и судебном рассмотрении дел об экстремизме. Законом о противодействии экстремизму обозначен перечень этих мотивов: это идеологическая, политическая, расовая, национальная или религиозная ненависть либо вражда, а равно по мотивы ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы.

В России юридическое определение того, какие действия считаются экстремистскими, содержится в статье 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 года № 114- ФЗ1.

В соответствии с поправками от 29 апреля 2008 г. к экстремистской деятельности (экстремизму) относятся:

– насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

– публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

– возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

– пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

– воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

– совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

– пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

– публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

– публичное заведомо ложное обвинение лица, занимающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

– организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

– финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путём предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

За осуществление экстремистской деятельности граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства несут уголовную, административную и гражданско-правовую ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

Юридическая ответственность за совершение деяний экстремистской направленности предусмотрена ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».2

Учитывая значительную общественную опасность на сговор в совершении преступлений экстремистской направленности, законодатель ввел в УК РФ самостоятельный состав преступления, предусмотренный ст. 282.1

«Организация экстремистского сообщества», в которой устанавливается уголовная ответственность за создание организованной группы для подготовки или совершения по мотивам политической, социальной, расовой, национальной или религиозной нетерпимости преступлений

В части 1 указанной статьи дано понятие экстремистского сообщества. Им признается организованная группа лиц, созданная для подготовки или совершения по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы преступлений экстремистской направленности.

После ввода в действие Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» существенным изменениям была подвергнута ст. 280 УК РФ, предусматривавшая ранее ответственность за «публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации». В новой редакции данная статья предусматривает уголовную ответственность за «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности».

Призыв означает обращение к гражданам в устной, письменной или изобразительной (наглядно-демонстрационной) форме, в том числе с использованием технических средств, в котором выражено стремление оказать воздействие на сознание, волю, и поведение людей с целью побудить их к совершению определенных действий или воздержанию от таковых.

Призывы по существу являются подстрекательством к совершению преступлений, предусмотренных следующими статьями УК РФ: 205 – Терроризм; 205.1 – Вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению; 208 – Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем; 212 – Массовые беспорядки; 213 – Хулиганство; 214 – Вандализм; 239 – Организация объединения, посягающего на личность и права граждан; 243 – Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры; 244 – Надругательство над телами умерших и местами их захоронения; 278- Насильственный захват власти или насильственное удержание власти; 279 – Вооруженный мятеж; 282 – Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства; 282.1 Организация экстремистского сообщества; 282.2 – Организация деятельности экстремистской организации.

Отличие в данном случае состоит в том, что призывы к осуществлению экстремистской деятельности обращены не к кому-либо конкретно, а к неопределенному кругу лиц.

Законодатель не указывает цели таких призывов, однако они вытекают из самой направленности действий и содержания умысла. Цель в данном случае заключается в возбуждении у граждан желания осуществлять экстремистскую деятельность. Таким образом, цель является обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ.

Для подтверждения умысла и преследуемой виновным преступной цели большое значение будут иметь материалы, полученные в ходе допроса в качестве свидетелей соседей, знакомых, сослуживцев обвиняемого. Также в ходе проведения обыска по месту проживания и работы лица, виновного в совершении преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ, необходим тщательный анализ содержания принадлежащих ему записных книжек, дневников и ежедневников. Записи в них могут послужить в дальнейшем хорошим доказательством имевшегося у виновного умысла и его приверженности к идеологии экстремизма.

В июле 2007 года приняты Поправки к Уголовному Кодексу Российской Федерации, которые принципиально расширили понимание «преступления по мотиву ненависти» в российском УК.

Ранее список мотивов ненависти, как отягчающих обстоятельств, при любом преступлении, зафиксированный в ст. 63 УК, был короток: «расовая, национальная или религиозная ненависть или вражда» (слово «национальная» в российском праве понимается как «этническая»). Теперь список пополнен ненавистью или враждой политической, идеологической и «в отношении какой-либо социальной группы».

Расширение списка мотивов стало актуальным в связи с усложнившейся криминальной обстановкой в стране: например, убийства антифашистов неонацистами явно мотивированы политической или идеологической враждой, и этот мотив ранее невозможно было учесть в приговоре; то же относится к «идейным» убийствам бездомных или к нападениям на геев.

Мотив ненависти был переформулирован не только в ст. 63 УК, но и во всех шести статьях, где он был квалифицирующим признаком, а также добавлен как таковой в новые пять статей: статья 105 часть 2 пункт «л»; статья 111 часть 2 пункт «е»; статья 112 часть 2 пункт «е».; статья 115 часть 2 пункт «б», статья 116 часть 2 пункт «б»; статья 117 часть 2 пункт «З.»; статья 119 часть 2; статья 136; статья 150 часть 4, статья 213 часть 1 пункт «б», статья 214 часть 2, статья 244 часть 2 пункт «б».

В целом, поправки 2007 года качественно улучшили определение экстремистской деятельности.

Для России, уникального многонационального государства, экстремизм особенно опасен, поскольку угрожает мирному сосуществованию различных этнических и социальных групп, пытается посеять недоверие и разлад среди населения страны, посягает на основные принципы государственного устройства. По данным статистики МВД, сегодня на территории России действуют более 150 радикальных националистических группировок, члены которых исповедуют культ национализма, расового превосходства и воплощают свою идеологию на практике путем криминального насилия, в том числе убийств, на национальной, расовой и религиозной почве. Характерной особенностью националистических группировок является их сращивание с уголовно-преступной средой. Особенно опасно, что идеологи экстремизма пытаются вовлечь в незаконные, насильственные акции студентов, лидеров молодежной среды, участников неформальных групп, в частности, футбольных фанатов. Что касается религиозного экстремизма, то особую опасность представляет процесс экспансии радикального ислама на территории России. В ряде регионов нашей страны члены международных экстремистских организаций пытаются пропагандировать радикальные идеи среди молодых мусульман.

Правоохранительные органы ведут постоянную работу по внедрению новых криминалистических средств, способствующих своевременному раскрытию и расследованию преступлений и формированию доказательственной базы по уголовным делам, связанным с экстремизмом. Одним из наиболее действенных средств в этой борьбе является применение биометрических идентификационных технологий, а также психофизиологические исследования с применением полиграфа.

1 Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002г.
2 Бурковская В. Новая редакция ст.282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»: // Уголовное право. 2004. №2. С.12.