«Детектор лжи ». Что это за зверь? Автор – ведущий полиграфолог Коровин В.В. Часть 13

21 Ноя от Мастерская психофизиологии

«Детектор лжи ». Что это за зверь? Автор – ведущий полиграфолог Коровин В.В. Часть 13

Представляем вашему вниманию статью В.В. Коровина «Детектор лжи». Что это за зверь?

Печатается с согласия автора. Перепечатка, в том числе и частичная, только с разрешения издателя, с указанием источника и ссылкой на сайт. © ЦППФ Коровина, 2016.

Можно ли обмануть детектор лжи?

Во время службы в КГБ СССР, автор участвовал в разработке методики противодействия проверкам на полиграфе и обучал этой методике различный спецконтингент.  Понятно, что целью такого обучения была защита наших людей от расшифровки их связи с КГБ при прохождении проверки на полиграфе у противника. Разработанная методика на практике доказала свою высокую эффективность, но овладение ею требовало значительных временных затрат, применение специальной аппаратуры и во многом  зависило от личностных качеств обучаемого человека. Таким образом, ответ на вопрос  – можно ли обмануть полиграф, в принципе, звучит утвердительно. Однако такой ответ не может быть однозначным, и вот почему. Во первых, сама постановка вопроса – можно ли обмануть полиграф (а именно в такой формулировке его чаще всего и задают) не совсем корректна. Это все равно, что спросить – можно ли обмануть рентгеновский аппарат или электрокардиограф. Напомню, что полиграф это всего лишь прибор,  объективно регистрирующий те процессы, которые происходят в организме обследуемого и в том или ином виде представляющий эти процессы на ленте самописца или экране монитора. Иначе говоря, прибор только визуализирует эти процессы, делает их доступными для наблюдения и анализа. Полученная таким образом «картинка» называется реактограммой или полиграммой.  Так вот, точно так же как и рентгеновский снимок или электрокардиограмму эту «картинку» оценивает специалист. Точность такой оценки зависит от того, насколько хорошо этот специалист владеет специфическим «языком» реактограммы, умеет ли он правильно прочитать предоставленный ему «текст».  В отсутствии противодействия, регистрируемые полиграфом реакции, носят непроизвольный характер, т.е. они естественным образом, без каких-либо волевых усилий возникают и развиваются в определенном временном интервале. Любая попытка контролировать эти реакции, есть акт произвольный, требующий определенных, пусть даже и незначительных волевых усилий.  Подобного рода усилия, например, напряжение ягодичных мышц или прикусывание кончика языка, или концентрация на решении сложных интеллектуальных задач и т.п., нарушают естественный непроизвольный характер регистрируемых реакций. При этом в реактограмме появляются признаки (специалисты называют их артефактами), которые дешифруют факт противодействия. Опытный специалист легко идентифицирует эти признаки, не очень опытный может их не заметить. Но в этом случае речь  идет не о том, что обследуемый обманул полиграф, просто сам полиграфолог не обратил внимания на «сигналы», которые ему подавал прибор.  Таким образом, более корректной была бы постановка вопроса – можно ли обмануть полиграфолога? Вероятно да, но только в том случае, если этот полиграфолог не обладает достаточной квалификацией. Исходя из выше изложенного, можно утверждать следующее. Вероятность того, что обыватель, т.е. человек, не прошедший серьезной спецподготовки по противодействию полиграфу, может успешно бороться с прибором и специалистом крайне мала. Как уже отмечалось, окончательный вывод  специалист делает на основе всей совокупной информации, исходящей от обследуемого человека. А это не только внутренние, невидимые глазом физиологические процессы, но и весь паттерн поведенческих  реакций, включающий мимику, жесты, позу и т.п. Одновременно контролировать  все эти процессы обычный человек не в состоянии.

 

Критика метода инструментальной детекции лжи

Критические замечания в адрес этого метода связаны, прежде всего, с достоверностью и надежностью получаемых с его помощью результатов. И действительно, в практике полиграфных проверок существует два вида ошибок принятия решения. Первый – это ошибка по типу «ложной тревоги». В этом случае, непричастный признается по результатам тестирования причастным. Второй – ошибка по типу «пропуска цели». В противоположность первому виду, здесь причастный определяется как непричастный. Появление таких ошибок связано в первую очередь с низкой квалификацией специалиста, его небольшим практическим опытом. Вторая причина, это индивидуальные психофизиологические особенности самого обследуемого. Что касается второй причины, то она может быть достаточно легко нивелирована на стадии предварительного тестирования, на которой  оценивается адекватность вегетативного реагирования обследуемого лица.

Среди практикующих полиграфологов, есть одно неписаное правило, которое гласит – лучше пропустить виновного, чем обвинить невиновного. Другими словами, так же как и в решениях суда, здесь – отсутствие признаков причастности является доказательством непричастности.

По результатам тестирования может быть принято три варианта решения.  Первый – достоверно причастен, второй – достоверно не причастен и третий – результат неопределенный или инконклюзив. В соответствии с правилами  принятия решения, любые сомнения в ту или иную сторону должны трактоваться как неопределенный результат. В этом случае, специалист не совершает никакой ошибки (первого или второго типа). Надо отметить, что у профессионалов процент неопределенных результатов крайне мал. Следует так же понимать, что окончательное решение о причастности или непричастности принимает не полиграфолог. Он  делает только вероятностный вывод и уже дело заказчика проверки принимать этот вывод во внимание или не принимать.

Если говорить о среднестатистической достоверности метода, то по разным источникам она составляет от 80 до 95%. У высококлассных специалистов эта цифра доходит до 99%.  В этой связи хотелось бы отметить, что в любой диагностической процедуре, применяемый метод считается удовлетворительным, если получаемый с его помощью результат превышает уровень случайного угадывания. Так, если до обследования вероятность наличия того или иного события была равна 50 на 50, а после обследования она составила 70-80%, то используемая диагностическая методика считается валидной.

Таким образом, пожалуй единственным серьезным аргументом противников метода, является  зависимость точности результатов тестирования от личности и уровня подготовки оператора полиграфа. Т.е. этот метод обвиняют в субъективизме.

Что здесь можно сказать?  Да, успех проверки во многом, если не в основном зависит от личности, уровня подготовки и опыта оператора. Несомненно и то, что результаты тестирования несут в себе элементы субъективизма. Но разве диагноз, поставленный врачом (диагноз, от точности которого часто зависит жизнь человека) не  результат его субъективной оценки различных симптомов и данных лабораторных анализов? Разве при наличии самой современной диагностической аппаратуры врачи перестали делать ошибки,  цена которых несоизмерима с ценой ошибки оператора полиграфа? Тем не менее,  никому и в голову не приходит отказаться от методов медицинской диагностики. Недостатки той или иной практической методики, если только они не принципиальны, должны стимулировать разработчиков к ее совершенствованию, а не являться причиной  отказа от нее.

Что же касается возможных злоупотреблений со стороны оператора полиграфа, то эта проблема присуща практически любой области профессиональной деятельности и относится к вопросам общечеловеческой морали, а не к эффективности методики полиграфных проверок. К слову сказать, в этой профессиональной области, имеющаяся система контроля позволяет поставить достаточно надежные барьеры таким злоупотреблениям. Здесь их гораздо меньше, чем в той же медицине или следственной практике. Во всяком случае, автору с такими злоупотреблениями со стороны коллег сталкиваться, слава Богу, не приходилось. Специалист по чисто методическим соображениям не может оказывать на тестируемого каких-либо незаконных методов давления, т.к. это в значительной степени усложнит его работу.

Другие  аргументы противников инструментальной «детекции лжи» носят в основном эмоциональный или декларативный характер. Чаще всего они исходит либо от тех у кого, что называется «рыльце в пушку», либо от  ученых, которые проводили испытание валидности метода только в лабораторных условиях, либо от лиц вообще не понимающих сути и основ этой методики.

Так, например, они утверждают, что поскольку в ходе испытания регистрируются реакции, возникающие независимо от воли человека, то с юридической точки зрения это может быть расценено как дача показаний против самого себя, т.е. нарушается принцип презумпции невиновности.  Аргумент явно натянутый и малоубедительный.

Как уже отмечалось выше, проверки на полиграфе могут проводиться только с добровольного согласия, которое к тому же подтверждается письменным заявлением обследуемого. Во время процедуры обследуемый находится в неизмененном состоянии сознания и полностью контролирует ситуацию. Он заранее знает, какие вопросы ему будут заданы и подтверждает свое согласие отвечать на них. Он так же может в любой момент прервать процедуру и отказаться от ее дальнейшего прохождения. Таким образом, никаких нарушений  гражданских прав человека проходящего тестирование на полиграфе не происходит. Более того, нередки случаи, когда у находящегося под следствием, нет никакой другой возможности доказать свою непричастность, кроме, как пройти  обследование на полиграфе. Разве отказ человеку в такой возможности не есть нарушение его законных прав. К слову сказать, автору неоднократно доводилось снимать подозрения с лиц, причастность которых к тому или иному преступлению не вызывала сомнений у проводивших расследование сотрудников служб безопасности. Что касается презумпции невиновности, то виновен или невиновен человек определяет суд, а не оператор полиграфа.

Кроме этого, сам по себе факт многолетнего и широкого применения полиграфа в странах, отличающихся прагматизмом и чрезвычайной щепетильностью в отношении соблюдения прав человека, свидетельствует о признании правовой и моральной допустимости использования данного метода.

Глубоко убежден (и для этого есть серьезные основания), что дальнейшие исследования и разработки в области инструментальной детекции лжи приведут к созданию принципиально новых методик и технологий.  Роль «человеческого фактора» в них будет сведена к минимуму, а результаты тестирования приобретут силу уликовых доказательств. Но и сегодня  в умелых, профессиональных руках полиграф является весьма эффективным инструментом для выявления жуликов, лжецов, коррупционеров, предателей  и прочей «пены».

 

Заключение

Подведем итог – для того чтобы видеть и правильно оценивать невербальные признаки Ваше сознание, а, стало быть, и внимание должно быть освобождено от контроля над собственной речью. Поэтому, когда вы идете на собеседование, Ваша речь должна быть подготовленной. Тогда вы сможете сконцентрироваться на наблюдении за  собеседником. В противном случае, Ваше внимание будет отвлечено на собственную речь, и вы не заметите важных для Вас невербальных признаков в поведении собеседника. Если Ваше внимание отвлечено на второстепенные вещи вы не увидите главного.

Осваивая навыки оценки невербального поведения, не бойтесь пытаться делать то, чего вы пока не умеете – ибо, профессионалы построили «Титаник», а дилетант – «Ноев ковчег».

Таким образом, не только слушайте, но и смотрите, «читайте» то, что порой очень отчетливо показывает тело говорящего человека. Тело человека никогда не лжет, хотя его слова и могут быть лживыми. В общении, особенно с незнакомыми людьми, придерживайтесь следующего принципа.

Ушами слушаю

Глазами вижу

Душою чувствую

 Разумом понимаю

И тогда откроется тайный помысел того, кто общается со мной, имея разные на то желания.

 

Не смотря на то, что эффективность метода ПФДЛ действительно во многом зависит от личности специалиста, сегодня эту процедуру можно с полным основанием отнести к научно обоснованной диагностической методике, имеющей свою технологию получения конечного продукта, в нашем случае информации. В современной терминологии этот метод является психотехнологией оценки эмоционально-информационной сферы человека.

В этой процедуре окончательный вывод делается только по совокупности всей полученной в ходе тестирования информации – формальных  анкетных данных, психологических характеристик, невербальных признаков  и физиологических реакций. Таким образом, это сложный, многоэтапный процесс, требующий от специалиста больших физических, эмоциональных и интеллектуальных затрат. Поскольку это технология, то, как в любом технологическом процессе, нарушение какого-либо звена в общей технологической цепочке приведет на выходе  к бракованному продукту.

В этом технологическом процессе сам по себе детектор лжи или полиграф является только техническим устройством – объективным  и беспристрастным регистратором некоторого набора физиологических реакций. Однако, как только в схему «полиграф – объект обследования» включается еще одно звено – специалист (а не оператор полиграфа), речь уже идет о  методике детекции  лжи. При этом под ложью мы подразумеваем не  социальный феномен лжи, а только установление факта сознательного сокрытия какой-либо значимой информации с целью избежать разоблачения и последующего наказания (необязательно уголовного). И тем, кому нечего скрывать из своей биографии, кто в целом не склонен к асоциальному поведению, кто готов честно и добросовестно выполнять свои служебные, профессиональные обязанности, тому, кто только волею случая оказался в кругу подозреваемых в совершении того или иного преступления, нет никаких оснований, бояться этой процедуры. За исключением только одного момента. Востребованность на коммерческом рынке подобного рода услуги  все чаще приводит к тому, что эти услуги предлагаются малоквалифицированными специалистами, а нередко и банальными мошенниками. В этом случае можно лишь процитировать слова рекламы – «Бойтесь подделки!».

Scroll Up